Про шоубиз

2 783 подписчика

Свежие комментарии

Как мировая музыкальная индустрия выживала в 2020 году

Как мировая музыкальная индустрия выживала в 2020 году

Пандемия лишила мировую музыкальную индустрию примерно половины годового дохода. Однако не все представители этой сферы пострадали в равной мере. Кто-то в 2020-м почти разорился, а кто-то, наоборот, обогатился. Для артиста, привыкшего к гастролям, и для музыканта, работающего в интернете, пандемия — не одно и то же. Кроме того, в каждой стране у шоу-бизнеса своя специфика. Если судить по некоторым громким жалобам российских звезд, то ситуация близка к статусу «всё пропало». Разбираемся, так ли это на самом деле.

Живые и записанные

В музыкальной индустрии можно выделить два главных сегмента: один отвечает за продажу музыкальных записей, второй — за продажу музыки живой, то есть за концерты. Их прибыльность зависит и от конкретной страны, и от исторической эпохи. Например, еще в 1990-х на Западе доходы от продажи дисков были основным заработком музыкантов, а российский артист кормился преимущественно концертами. Затем в западных странах начался почти двадцатилетний период падения прибыли звукозаписывающих компаний, и в этих условиях роль концертов заметно возросла. В 2009 году издание The Guardian объявило, что британский концертный рынок впервые превзошел по доходу рынок звукозаписи.

Казалось, побеждает российская модель — в нашей стране еще недавно концерты давали артистам 90% прибыли.

Продажи виниловых пластинок (на фото) и стриминг стали главными драйверами музыкальной индустрии Photoshot/ DPA/ Vostock photo

Однако с 2015 года звукозаписывающая отрасль (под этим термином понимаются и запись, и продажа записанного) начала выходить из состояния упадка и набирать обороты. Увеличился спрос даже на виниловые пластинки, но главным фактором стал рост продаж музыки в Сети и, в частности, стриминга (возможности слушать музыку за деньги на специализированных платформах). Стриминг оказался спасителем звукозаписывающего сегмента, ежегодно увеличивая число потребителей на десятки миллионов.

Но и концертная индустрия не стояла на месте. Она тоже активно развивалась, пока не наступил 2020 год.

Никакой дистанции

Отмена концертов, гастролей и фестивалей сильно ударила по сегменту живой музыки. Кто-то из организаторов и артистов еще ранней весной понял, что пандемия закончится нескоро, и перенес все проекты на следующий год, а кто-то держался до последнего. В США и Великобритании карантинные правила оказались строже российских; в нашей стране в конце лета и осенью часть артистов смогли вернуться к концертной деятельности, прежде всего на небольших клубных площадках. С залами покрупнее было не так просто, но и здесь нашлись исключения — рэпер Баста дал в ноябре два многолюдных концерта в Ледовом дворце Санкт-Петербурга. Правда, за это он был подвергнут критике: СМИ и блогеры писали, что организаторам не удалось обеспечить требуемую социальную дистанцию между зрителями. В эти же дни в Питере дала концерт группа «Би-2», при том, что осуждать в Сети ее начали еще до этого выступления — за саму идею массового собрания в период пандемии.

Некоторые обратили внимание на отсутствие видимой логики в допущении одних концертов и запрещении других. «Посмотрите, что в клубах происходит. Моргенштерн, все работают, никто им не запрещает, как будто живут на другой планете. А концертные залы, театры, цирки, самые крупные культурные площадки, где как раз люди более сознательные, оказались почему-то заложниками, они лишены возможности работать», — говорил продюсер Иосиф Пригожин.

В середине ноября певец Валерий Меладзе призвал коллег бойкотировать съемки в новогодних телепередачах, чтобы обратить внимание общества на тяжелое положение, в котором артисты оказались из-за карантина.

В начале декабря Ассоциация театрально-концертных и билетных организаций выступила с заявлением, в котором обвинила Роспотребнадзор в инициировании «массовой кампании по дискредитации значимых концертных мероприятий, подхваченной отдельными СМИ, с попыткой парализовать работу отрасли в 650 000 человек, которые сидели без работы предыдущие девять месяцев».

«Мы считаем, — сказано в заявлении, — что вправе потребовать либо полного закрытия отрасли с соответствующими экономическими механизмами защиты людей, оставшихся без работы, либо понятного партнерского подхода государства и административных органов к совместной продуктивной работе, целью которой является сохранение индустрии зрелищных мероприятий, максимальная безопасность зрителя и проведение всех концертных мероприятий с обоснованными ограничениями».

Великобритания — щедрая душа

Весь год работники российского шоу-бизнеса сетовали, что не получают той же поддержки, что была оказана отрасли правительством Великобритании. На возмещение убытков пострадавшей от пандемии сферы культуры там было выделено 1,57 млрд фунтов стерлингов. Значительная часть отдана музыкальному бизнесу. Речь идет не только об артистах, но и о многочисленных технических работниках сферы культуры и развлечений. Однако, судя по всему, проблемы этого сектора не кажутся российским властям требующими срочного решения.

В США аналогичной мерой должен стать двухпартийный законопроект «Спасем наши сцены», подразумевающий 10-миллиардную государственную субсидию. Осенью его одобрила Палата представителей, после чего он завяз в Сенате, отчасти из-за того, что все отвлеклись на выборы президента страны. Ущерб, нанесенный пандемией концертной индустрии США, велик: этот сектор в 2020 году недополучил $9 млрд прибыли из ожидавшихся $12,2 млрд

По оценкам организации UK Music, доходы британских исполнителей в этом году упали на 65%, а тех, кто в основном зависит от концертов, — на все 80%. Музыкальный рынок Великобритании — один из крупнейших в мире. В целом британская музыкальная индустрия из-за отмены концертов и фестивалей потеряет половину дохода, уменьшится вдвое по сравнению с 2019-м. Если в прошлом году сектор живой музыки был самым динамичным и вырос на 20%, то в этом рухнул на 85%. В прошлом году индустрия увеличила объем на 11% и принесла 5,8 млрд фунтов стерлингов дохода. В этом году ожидается лишь около 3 млрд прибыли.

А кому-то неплохо

По оценкам международной консалтинговой компании PricewaterhouseCoopers (PWC), российский музыкальный рынок в 2020-м также сократится почти вдвое, на 47,7%.

Сегодня российский шоу-бизнес главным образом держится на концертных доходах. Однако ситуация меняется с каждым годом: в прошлом году доля прибыли с концертов составляла 77,5%, а через четыре года она, по прогнозам PWC, сократится до 57%. Это значит, что его потеснит рынок продаж музыкальных записей и, в частности, самый быстрорастущий его сектор — стриминг.

Число потребителей стриминга ежегодно увеличивается на десятки миллионов Cyberstock/ Vostock photo

Пандемия стала временем ощутимого торжества этого относительно нового (существующего немногим больше десятилетия) явления. Главная проблема 2020 года его почти не коснулась, хотя небольшой стресс все же был. В первые недели весеннего карантина объем музыкального стриминга упал. Ведь в обычных условиях люди слушали много музыки в дороге: по пути на работу, учебу и вообще во время перемещения в пространстве. Сидение дома отразилось на характере потребляемого контента: меньше музыки и больше фильмов, сериалов. Однако к началу мая стриминг музыки снова пошел в рост.

Показательно, что именно летом 2020-го крупнейший мировой сервис музыкального стриминга Spotify (320 миллионов пользователей, 144 миллиона платных подписок) наконец начал работать в России. Его ждали у нас как минимум пять лет, и он пришел в середине пандемийного года. К осени сервис прирос платными подписчиками на целых 30%.

Однако эти новости обнадеживают только тех, кто в ладах со стримингом, чего не скажешь, например, о российских эстрадных артистах старшего поколения. По словам все того же Иосифа Пригожина, слушатели певицы Валерии мало пользуются стримингом, так как консервативны в своих привычках. Примерно то же самое можно сказать об аудитории других отечественных поп-звезд, выступающих на сцене с 1980–1990-х годов.

Виртуальное удовольствие

Как говорят, сила — в единстве, а для музыкальной индустрии 2020-го сила проявилась во взаимодействии концертной сферы с ресурсами интернета. Речь идет об онлайн-выступлениях как о главной новой реалии пандемического музыкального мира.

Проводили их и раньше, но не в таком масштабе. Теперь же музыканты схватились за этот формат как за едва ли не единственную возможность сыграть живой концерт и напомнить поклонникам о себе. Началось все с трансляций милых домашних посиделок в дни вынужденной изоляции, а выросло всё в масштабные шоу стоимостью в миллионы долларов.

Постепенно эти концерты стали монетизироваться. Сначала они были бесплатными, державшимися либо на энтузиазме организаторов, либо на спонсорстве, но уже весной промоутерские компании начали создавать интернет-площадки, предполагавшие покупку билетов на подобные шоу (например, Live-now на Западе, Stay и Live Systema в России). И со временем цены начали расти — от символического доллара до вполне весомых 25 и выше.

Одним из масштабнейших концертных проектов такого рода стало онлайн-шоу Дуа Липы Studio 2054 с участием Элтона Джона, Кайли Миноуг и других дорогих гостей. В первые дни трансляции в конце ноября оно собрало больше пяти миллионов зрителей, заплативших за просмотр от 7,5 до 10 долларов, в зависимости от страны. Затраты на подготовку шоу, которое СМИ объявили образцом для нового формата концертов, составили $1,5 млн Игра в игре

Россия тоже может впечатлить цифрами: первый онлайн-фестиваль VKFest, прошедший в мае, собрал 41 млн зрителей. Он был бесплатным, при этом его аудитория пожертвовала два миллиона рублей на благотворительные акции: в фонд помощи онкобольным и другие. В фестивале участвовали более 70 групп и исполнителей, от Сергея Лазарева до британской группы Hurts.

Раз уж активность переместилась в интернет, некоторые артисты стараются предложить поклонникам нечто большее, чем просто трансляцию из зала: Лиам Галлахер, бывший фронтмен Oasis, сыграл концерт на барже и назвал его «Вниз по Темзе». Насладиться этим зрелищем можно за $22,5.

Из вынужденного заменителя живых выступлений онлайн-концерты превращаются в отдельный жанр, в котором артист может позволить себе технически более изощренное нечто, а зритель, не выходя из дома, может увидеть шоу, которое в нормальной жизни, может быть, и не собрался бы никогда посмотреть. Например, в онлайн-версии решил выступить знаменитый японский композитор-авангардист Рюичи Сакамото, который не давал сольных концертов на публике уже семь лет.

Новыми площадками для онлайн-концертов стали виртуальные игры. Эксперименты с художественным освоением этих пространств идут уже не первый год. Еще недавно сама фраза «дать концерт в компьютерной игре» звучала, как бред сумасшедшего, а сегодня это реальность. В середине апреля в игре Minecraft выступил российский пианист и композитор-неоклассик Кирилл Рихтер.

В конце того же месяца американский рэпер Трэвис Скотт дал несколько концертов внутри популярной игры Fortnite. Представление собирало более 12 млн зрителей единовременно. Виртуальная реальность позволила использовать спецэффекты, недоступные на обычном концерте: Скотт вырастал до размера небоскреба, превращался в робота и уходил в открытый космос.

Есть ли жизнь в оффлайне

Но все же для многих артистов никакое онлайн-шоу не сравнится с выступлением перед реальной аудиторией, поэтому они изыскивают разные способы дать концерт в условиях карантина. Некоторые из них довольно необычные. Классики американского инди-рока Flaming Lips вспомнили, что когда-то их фронтмен Уэйн Койн выступал на сцене внутри прозрачного надувного шара. Этот формат было решено развить с учетом пандемийных реалий: теперь в отдельные шары будут помещены каждый музыкант и каждый зритель представления. Правда, в зале, обычно вмещающем 3500 человек, сможет поместиться всего сотня поклонников, но это лучше, чем вообще ничего. Плюс концерт будет выглядеть не как унылая вынужденная мера эпохи карантина, а как художественный проект.

Распространение получили также концерты в формате drive-in, позаимствованном у американских кинотеатров на открытом воздухе, в котором зрители смотрят фильмы из своих машин. В июле в Лужниках состоялась серия концертов Live & Drive, в которых участвовали «Машина времени», The Hatters, Леонид Агутин, певица Zivert и другие.

Чем ближе конец 2020 года, тем яснее, что принесенные им проблемы после боя курантов не исчезнут. К счастью музыкантов, сегодня продажа музыки в интернете уже стала обыденностью. Начнись пандемия, скажем, лет десять назад, шоу-бизнесу пришлось бы гораздо хуже.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх